МОЙ ПАПА - ПРЕЗИДЕНТ
Дети лидеров Центральной Азии в политике и вне её
Один бишкекский водитель ранним утром 2 июня в буднично-политическом разговоре, которые всегда происходят в такси, сказал: «Вторая революция произошла в Кыргызстане из-за Максима Бакиева, сына нашего второго президента»...
В это самое время Алия Шагиева, дочь четвёртого президента этой республики, со своим мужем Константином и двухмесячным сыном Таиром были на модном показе, где одежду демонстрировали детки с синдромом Дауна. И сказала, выступая там, она вот что:
«Когда я измышляла об этом мероприятии я, как и любой человек, задалась типичным вопросом: «Что надеть?» Согласитесь, мы выбираем одежду в зависимости от того, какое хотим произвести впечатление. И зачастую, помимо одежды, мы накидываем на себя кучу масок.

И этот вопрос никогда не встаёт у детей, у людей с синдромом Дауна. Потому что люди с синдромом Дауна открыты вот этим местом. Им тяжелее даётся логика. И люди считают, что если им лучше даётся математика и точные науки, у них есть право считать себя нормальнее, чем эти люди.
Но они забывают, что на самом деле важнее – это любовь, делиться любовью»
В судьбе Максима Курманбековича Бакиева, 1977 года рождения, ничего особо примечательного, видимо, не происходило до тех пор, пока ему не исполнилось 18 лет. Он окончил поселковую школу, поступил на юрфак Кыргызко-Российского славянского университета. А в 95-м его отец – до этого директор завода, председатель горсовета, глава районной администрации – получил кресло акима Джалал-Абадской области. И жизнь Максима изменилась.

Об этом можно судить по тому, что через пару лет он едет учиться уже в Великобританию, а ещё через год, в 1998-м, - в Америку.
А совсем хорошо, судя по всему, стало в 2005-м. Тогда папа Максима – Курманбек Бакиев, уже занимавший пост премьер-министра Кыргызстана, – пришёл к власти в результате Тюльпановой революции. Считается, что предпосылками для государственного переворота – свержения власти Аскара Акаева – стали бедность населения, слабость власти, а также коррупционность и клановость режима.

Если выложить всё, что происходило с Максимом Бакиевым после этой инаугурации на временную шкалу, то получается весьма наглядно.
То, что сын президента – кыргызский принц, как его назвали – всё активнее участвовал в политической жизни страны, неудовольствие у оппозиции и активных граждан, конечно, вызывало, но в целом сенсацией не стало.
Такое в Центральной Азии случалось и раньше.
Если проанализировать биографии сыновей и дочерей центральноазиатских лидеров, то в них можно обнаружить множество совпадений.
В какой-то момент биография «кыргызского принца» и история страны достигли точки невозврата. Возможно, это произошло в октябре 2008-го, а вероятно, и в конце 2009-го.

Что вы думаете о Максиме Бакиеве?
Опрос жителей Бишкека
И снова вспыхнула революция.
Первое, что пошли жечь митингующие – это дом Максима Бакиева
Конечно, предпосылок для событий весны 2010 года было немало: всё та же бедность, повышение почти в два раза цен на коммунальные и другие услуги, решение закрыть авиабасу США «Манас»...
Но не самую последнюю роль в желании выйти на площадь сыграл и «семейный» фактор, считает политолог Талант Султанов (Кыргызстан).
«Почему я сына назначил руководителем центрального агентства развития инвестиций? Ответ очень простой. Много инвестиций приходило и приходит, но, как правило, эффективность их не высока. Там хапнули, тут хапнули. Максим хорошо вырос как бизнесмен на международном уровне, он прекрасно знает все тонкости бизнеса. Раз я назначил своего сына, значит, всю ответственность за инвестиции я беру на себя. Вот на эту голову. Что ни один доллар не будет разворован, ни один доллар не будет прикарманен кем-то.

Я знал, что вначале будут недовольны. Потому что, мол, сына поставил. Но я был уверен, что он своей работой, умной своей работой в ближайший год-два покажет, что можно...

А о том, чтобы из него делать преемника, разговора даже не было. Скажу откровенно... Я же не собирался на третий срок оставаться. Пройдут президентские выборы, изберем другого главу государства. Тогда, возможно, можно было бы его кандидатуру рассмотреть на премьер-министра»

Из интервью Курманбека Бакиева
агентству «РИА-НОВОСТИ» через два месяца после того, как он покинул страну
«Знаете, у нас в семье демократия. Как решат дочка с мужем, так и будет. По закону, у них есть один месяц, вот и будут решать. В течение месяца они должны получить документы», –
ответил Алмазбек Атамбаев в марте 2017 года на вопрос журналистов о том, кто будет давать имя его внуку
Дочери Алмазбека Атамбаева, которая родила ему внука, – 20 лет. Родилась она в Бишкеке, здесь же окончила школу. Сейчас учится Академии художеств Кыргзыстана на факультете живописи. По её собственному признанию, ещё пять лет назад она не поверила бы тому, кто сказал бы, что она займётся рисованием.

А год назад Алия стала известна именно как художник, представив свои работы на выставке в Бишкеке.
Её технику– гелевой ручкой на бумаге – назвали сильной.
Персонажей – хрупкими.
Её саму – талантливой.

Впрочем, она переубеждала всех, кто восхищался, что особым талантом не обладает, что это результат усердного труда.

Но больше всего наблюдателей восхитило то, что деньги, вырученные с продажи картин – 200 тысяч сомов (около 3 тысяч долларов) Алия пожертвовала на благотворительность – как раз на лечение детей с синдромом Дауна.

Тогда никто и не догадывался, кто папа этой девушки.

Made on
Tilda