Пока идут старинные часы

Почти год этот предприниматель своими руками делает настенные часы из дерева. Это его своеобразный вызов времени - завозить часы из-за границы после резкого скачка доллара стало очень дорого, и он открыл свой мини-цех по их производству. Журналисты газеты "Уральская неделя" побывали в мастерской часовщика и разузнали секреты редкой нынче профессии.
- Мои часы не похожи одни на другие, - признаётся мастер Александр Карнаухов. – Когда начинаю делать очередные часы, черчу чертёж, вроде, такой же, как и для предыдущих, но они всегда получаются другими. В одни часы я вставляю окантовку из позолоченного бруса, на другие креплю балясины, в третьи вставляю фигурку ангела. Для меня в часах главное – творчество, мне интересно делать их своими руками.

Все часы мастер делает под одной маркой – «История». Название собственного бренда ему подсказал сын Сергей.
- Когда он предложил это название, я сразу согласился, ведь часы отстукивают час за часом, которые уже назавтра становятся историей, - философствует он.
По дороге в свою небольшую мастерскую Александр Яковлевич рассказывает, что короб для своих часов он делает из дуба и ламинированных досок, механизмы же заказывает в Китае.

- У меня есть один помощник, - объясняет он тонкости своей работы. – Он по чертежам выпиливает детали для будущих часов, вместе мы отливаем из железа маятники и собираем всё вместе. Мне нравится декорировать свои часы фигурками ангелов или животных, их я отливаю из эпоксидной смолы, крашу лаком, позолотой. Я считаю, что глаз должен радоваться, когда ты смотришь на вещь. Тем более, если она сделана вручную. В ней обязательно должна быть своя фишка, изюминка. Каждый мастер это знает, без таких изюминок вещь не заиграет, в ней не будет души…
Александр Яковлевич проводит нас в свой кабинет, где висят часы не для продажи – старинные, марки «Янтарь», принадлежавшие ещё его тёще. Именно с них он скопировал свои первые настенные деревянные часы. Они висят тут же.
А ещё тут часы из куска карагача, проморённого и залакированного, но такого привычного для нас, степняков, что его не перепутаешь ни с каким другим деревом. На этих часах – маленький заржавевший замочек.
- Нашёл его на берегу Урала, решил использовать в декоре этих часов, – говорит Александр Яковлевич. – А потом они мне так понравились, что решил их пока не продавать.
Супруга мастера Лариса рассказывает, что тяга ко всему необычному и красивому была у её мужа всегда.
- Он после училища работал мастером-фрезеровщиком на заводе «Зенит». Участвовал в самодеятельности, пел, рисовал стенгазеты, карикатуры, которые вывешивали в ДК «Зенит», - вспоминает она. – Для танцев себе самые модные брюки шил (смеётся). Такого парня невозможно было не заметить – весёлый, добрый, за что ни возьмётся, из всего конфетку сделает. Люди к нему тянулись.
- Некоторые моих карикатур побаивались, - скромно отмечает сам часовых дел мастер, – я же пример брал с карикатуристов «Крокодила» - Сычёва, Вайзберга, Огородникова.
Уже после женитьбы Александр Карнаухов учился в Кронштадте, стал военпредом в НИИ «Гидроприбор».

В 2000 году Александр Яковлевич решил освоить ещё одно мастерство – бронзовое литьё.
- Я очень люблю предметы старины, - откровенничает он. – Не могу пройти мимо, если вижу, что кто-то продаёт старинные вещи.
Александр решает провести нас в святая святых - подвал, где собраны предметы старины, и установлена муфельная печь для плавки бронзы.
- Я несколько лет отливал подсвечники из бронзы, часы, пепельницы, - рассказывает он. – Но занятие это очень тяжёлое. У печи приходится по нескольку часов работать, а она нагревается до 1200 градусов. Жара, духота. На одну пепельницу неделя уходит, пока все мельчайшие детальки отольёшь. Уже три года этим не занимаюсь.

Мастер открывает один из нескольких чемоданов, где собраны десятки старинных предметов из бронзы, на которых ангелы и химеры, львы с разинутыми пастями, виноградные лозы.
- От них я черпаю своё вдохновение, - откровенно говорит мастер. – Посмотрю на эти хрупкие листочки, воздушные линии - и самому хочется что-то красивое сделать.
Александр Яковлевич отмечает, что и это его увлечение бронзой имеет свою историю.
- У меня был друг, который, как и я, увлекался антиквариатом, покупал на барахолках разные предметы старины, - рассказывает Карнаухов. – Несколько лет назад он погиб. И я решил выкупить у его родителей эти вещи. Пришёл к ним, спросил. А его отец вытащил из одного чемодана маленькую бронзовую девочку и говорит мне: «Сумеешь такую же отлить, все три чемодана этих вещей бесплатно тебе отдадим».

И снова начались часы учёбы. Карнаухов опять накупил кучу литературы, муфельную печь, песок для обжига. Год ушёл у него на то, чтобы отлить из бронзы девочку, точь-в-точь, как из чемодана погибшего друга.
- Когда я принёс эту фигурку к его родителям, они были очень впечатлены, - вспоминает Александр. – Отец даже прослезился и отдал мне все три чемодана. Часть вещей я, правда, отдал в музей «Старый Уральск», а остальными пока сам любуюсь.



Made on
Tilda