Многодетные трудности

Как многодетные матери выживают в одиночку
Ольга Водениктова
32 года, 6 детей
На месяц я покупаю 5 килограммов рожек, столько же риса, гречки, сахара, иногда беру куриный фарш
У Ольги Водениктовой шестеро детей. Двое из них - Ирина и Анатолий - проходят обучение в школе для детей с нарушением зрения, трое - Вика, Саша и Никита - учатся в школе №13.
Десятиклассница Ирина уже успела побывать весной этого года на конкурсе в Самаре, где получила Гран-При.
Анатолий не отстает от сестры и участвует в танцевальных конкурсах и соревнованиях по шахматам.
Вика – мамина помощница, учится в 6 классе, Саша – командир по натуре, пошел в 1 класс, Никита учится в нулевом. Эти краткие характеристики своим детям даёт их мама Оля, когда мы уже сидим в небольшой комнате, аккуратно прибранной к нашему приходу.
- Толик молчун, стеснительный, - продолжает рассказывать Оля. – В школе до третьего класса просил называть себя только полным именем. Ирина у нас плаксивая. Надо, чтобы все было по её желанию. А Вика очень похожа на меня, послушная. Когда младшая дочь Валерия болеет, она мальчишек в школу сама и отведёт, и приведет.

Муж платит алименты, 8 тысяч тенге на пятерых детей. И все. Больше, по его словам, у него нет. От него в наследство нам достался только один велосипед.



Свою комнату в общежитии Водениктовы умудрились поделить на три части: большая, маленькая комнаты и кухня. Во второй, маленькой, комнате - только шкаф. Толя и Саша спят здесь на полу, расстилая корпешки.
- Да, места мало, - как будто оправдывается перед нами Оля. – Девчонки - Ирина и Вика - спят на диване. Маленькая дочка - в кроватке. А я сама - на полу в большой комнате.
Ольга отмечает, что ждать помощи и надеяться им не на кого. Её родители давно умерли.
На работу женщина, имея малолетнего ребенка на руках, выйти пока не может. Да и работодатели не торопятся её брать, особенно когда узнают, сколько у неё детей.
- Муж платит алименты, – говорит она с грустной улыбкой на лице, – 8 тысяч тенге на пятерых детей. И все. Больше, по его словам, у него нет. От него в наследство нам достался только один велосипед.

Многодетная мать недавно оформила документы на получение медали - подвески «Кумис алка». После её получения в октябре этого года у Ольги Водениктовой появятся льготы - 50% скидка на оплату коммунальных услуг. А с ноября - ещё и доплата в 2 тысячи тенге. А пока доход семьи состоит из пособия по уходу за ребенком-инвалидом в 46 тысяч тенге и алиментов в 8 тысяч. Как на эти деньги прожить каждый месяц семье из семерых человек, знает только Ольга.
- На месяц я покупаю 5 килограммов рожек, столько же риса, гречки, сахара, иногда беру куриный фарш, - делится она своими нехитрыми секретами. - На Курбан-Айт нам помог фонд «Жулдыз» - привезли мясо.
Одежду, по её словам, они покупают детям по очереди: один месяц берут что-то Ирине, другой месяц – Вике, потом – мальчикам, малышке Лере вещи почти не покупают – она же дома, ей в школу ходить не надо. Бывает, ребята донашивают штаны-куртки друг за другом.
Мама шестерых ребят пытается экономить на проезде, в школу и обратно с тремя детьми они ходят пешком, но это мало помогает их бюджету.

- Когда могу, я подрабатываю. Летом, например, мы с Леной Степановой, тоже многодетной матерью, ремонтировали и подметали подъезды. Нам, конечно, все равно не хватает, но хорошо, что люди нам помогают.
Елена Степанова
30 лет, 5 детей
Мы едем раз в месяц на оптовый рынок и покупаем мешок картошки, мешок муки, мешок сахара.
В семье Елены Степановой четверо своих детей и пятая - 14-летняя Настя – дочь сестры. Двенадцатилетняя Кристина и девятилетняя Даша - инвалиды по зрению. Девочки учатся в школе для слабовидящих детей. Шестилетний Владимир учится в 1 классе школы № 13. А самой младшей крохе, Ксении, - полтора года.

Семь человек каким-то чудом уживаются в 11-метровой комнате, в которой находятся только шифоньер, стол и диван. Маленькие дети спят на диване, а старшие вместе с мамой и бабушкой - на полу.

- Нам некуда поставить кровать, некуда положить вещи. Уроки внуки делают и обедают за одним и тем же столом, - говорит бабушка.

Нам некуда поставить кровать, некуда положить вещи. Уроки внуки делают и обедают за одним и тем же столом
У бабушки Раисы Михайловны есть небольшая дача, куда с наступлением тепла дети отправляются на все лето. Тут же, под столом, стоят запасы на зиму: картошка, яблоки и банки с соленьями и вареньем.
- Наши дети с инвалидностью занимаются по системе Брайля. Их зрение только ухудшается, - рассказывает бабушка. – Из-за того, что лечение запустили ещё после рождения, нам сказали, что улучшения не будет. Даже бесполезно надеяться.
Инвалидность для Кристины с диагнозом «Атрофия зрительных нервов обоих глаз» Елена выбивала с трудом через Минздрав в Астане. Сейчас очень важна поддержка настоящего состояния зрения девочки.
- В этом году госфинансирования нет, - рассказывает Елена. - Лечение наполовину для нас было платным. Это только один курс, а положено их два в год. В неврологии курс не пройден, потому что запретили лекарство "Актовегин". Массаж и физиотерапию для троих мы должны получать в своей поликлинике, на что уходит много времени, и девочкам приходится пропускать уроки.
Где-либо работать или подрабатывать Елена не может из-за того, что необходимо все время бегать по больницам, да Ксении ещё только полтора годика.

«Бабуль, не переживай, мы выучимся, заработаем денег и купим тебе большую квартиру»…
В многодетной семье Степановых такая же проблема с обедами в школе, как и у Водениктовых. Из-за отсутствия денег на горячие обеды маленький Володя может остаться без них. К тому же ему нужно лечиться у логопеда. Елена просит помощи у волонтеров и всех неравнодушных людей.
- В школу детей собирали постепенно - с июня. Раз в месяц едем на оптовый рынок и покупаем мешок картошки, мешок муки, мешок сахара, - говорит Елена.
У всех Степановских ребят есть совсем взрослая мечта. Раиса Михайловна рассказала нам, что они часто говорят ей: «Бабуль, не переживай, мы выучимся, заработаем денег и купим тебе большую квартиру»…

Нургуль Бисенгалиева
48 лет, 5 детей
- Покупаю только продукты, на одежду уже не хватает. Питание, как можем, растягиваем на месяц. А что делать?
Другая многодетная мама Нургуль Бисенгалиева воспитывает пятерых детей. Вшестером они умещаются в комнате общежития в 9 кв. метров. Общая кухня, рассчитанная на 13 комнат общежития, располагается отдельно. Одно окно с изношенными рамами, выходящее на улицу, требует замены. С наступлением холодов из него сильно дует, и Нургуль боится, что самые маленькие дети могут простудиться.
Старшая дочь Нургуль - Вероника - училась в колледже «Евразия» на бухгалтера. Кое-как собрав средства на первый год обучения, девочке пришлось оставить учебу. Семья просто не смогла найти 160 тысяч тенге на её дальнейшее образование.
- С этой проблемой я ходила в акимат и просила помощи. Но нам ничем не помогли. Я же одна их всех тяну. Мы просили в колледже разрешить ей совмещать учёбу с работой. Но нам отказали: «Нет, так нельзя». Пришлось ей бросить колледж, потому что нам даже жить не на что.
Анжелика – вторая дочь Нургуль Бисенгалиевой - сейчас заканчивает 11 класс. Женщина надеется, что у неё подобной ситуации с обучением не возникнет. Девушка хочет работать в полиции.
Самому старшему мальчику в семье – Булату - 13 лет. Он учится в 8 классе и мечтает стать механиком.

Алименты я получаю только на Булата. Это около 10 тысяч тенге в месяц. Его отец помогает нам, чем может. Хотя сам, как и я, сирота из детдома. Родных у нас нет совсем.
По словам Нургуль Бисенгалиевой, им иногда помогают совсем посторонние люди. Например, недавно сотрудница из Управления соцзащиты купила Булату школьную форму за 18 тысяч тенге.
В крохотной комнате семьи Бисенгалиевых уместились диван, стол, холодильник и большой шкаф для одежды. На столе, по словам многодетной матери, дети и едят, и делают уроки по очереди. Над диваном и около стола расположены полки с книгами, учебниками и тетрадями. Кажется, они еле умещаются на них. Среди книг под потолком стоит, спрятавшись, клетка с хомяком.
Сестренка Булата – четвероклассница Джамиля - мечтает стать учительницей. Но пока не решила, по какому предмету. Самый общительный из детей и самый младший – Давид - должен сейчас ходить в нулевой класс, но сидит дома.
- Из-за операции, которую мне сделали месяц назад, я не успела собрать для него документы в школу №21. Поэтому, как я ни просила, Давида не взяли в нулевой класс.
Когда-то к ним приходила соцпедагог и смотрела, в каких условиях живет семья. Составленный ею акт Нургуль Бисенгалиева не раз прикладывала к своим обращениям в горадминистрацию с просьбой об улучшении её жилищных условий. В этом общежитии женщина живет уже 20 лет, а своей квартиры ждет 10.

Вы сами подумайте: когда я получу квартиру, если я сейчас 620-я? Здесь и спим, и уроки делаем. Соцпедагог ни разу не пришла и не посмотрела, в каких условиях живут дети.
В 2007 году вместо очереди на жилье среди детей-сирот женщину уговорили встать в очередь неполных семей. Летом 2016 года Нургуль удалось попасть на прием к акиму области, но там ей ответили, что нужно ждать своей очереди: «Мы не можем нарушать порядок».
- Вы сами подумайте: когда я получу квартиру, если я сейчас 620-я? Здесь и спим, и уроки делаем. Соцпедагог ни разу не пришла и не посмотрела, в каких условиях живут дети. Это же должно учитываться, - говорит Нургуль.
Пока многочисленные письма и обращения остаются без ответа, Нургуль Бисенгалиева не сидит, сложа руки. Совсем недавно женщина подрабатывала в доме одной семьи, члены которой не только платили зарплату, но и помогали ей вещами и продуктами. В школе, где учатся Анжелика и Джамиля, купили для детей форму.
- Покупаю только продукты, на одежду уже не хватает. Питание, как можем, растягиваем на месяц. А что делать? Хорошо хоть, дочь работает, помогает нам.
Пособие многодетной матери - около 9 тысяч тенге, алименты - 10 тысяч тенге и адресная социальная помощь – 9 тысяч, вот и весь доход семьи, состоящей из шести человек.
Все дети Нургуль Бисенгалиевой мечтают учиться, приобрести профессию учителя, полицейского, бухгалтера, механика или пожарного, тем самым быть полезными обществу и своей стране.

Текст : Гульжана Бигалиева, Фото Рауль Упоров
Made on
Tilda