Мир добрых людей

Такой оказалась реальность для отца и дочери Дюсембеевых из с. Переметное после того, как на сайте «Уральской недели» появилась их история об одной почке на двоих.
Это было чудом
17-летняя Альбина Дюсембеева учится жить с новой почкой, которую врачи ей пересадили, забрав у её папы. Она хорошо себя чувствует, даже выходит по вечерам на прогулки с подружками.

- Это было чудом, - улыбается Альбина, вспоминая, что произошло на следующий день, когда статья о ней вышла на сайте «Уральской недели». - Десятки людей стали добавляться ко мне в друзья на сайте ВКонтакте. Нам стали звонить из Караганды, Алматы, Актау, Астаны. Все спрашивали, сколько денег нам нужно на дорогу, на проживание. Люди сказали мне столько добрых слов! Все подбадривали меня, чтобы я не боялась операции. А мне было очень страшно.

- Мой телефон звонил каждые пять минут, - вступает в разговор Мырзагали, папа Альбины. - Позвонил мужчина из Уральска по имени Берик, рассказал, что он с 1988 года живёт с пересаженной почкой, операцию ему делали в Саратове. Сказал, что уже после операции у него появились семья, дети. Когда Альбинке сделали операцию, Берик опять позвонил, сказал, чтобы мы ничего не боялись, человек может жить с одной почкой, ведь он же живёт. Позвонил хирург из Алматы, предлагал помочь с квотой на операцию, но такая квота у нас была на операцию в Астане, и мы отказались. Моральная поддержка была очень мощной. На протяжении трёх последних месяцев нам периодически звонят люди, кто пережил подобную операцию, кто от рождения живёт с одной почкой.

Мырзагали отмечает, что и волна материальной помощи для них с дочкой была тоже большой.

Хотя, как признаётся он сам, просить помощи от людей поначалу ему было очень неловко. Он привык сам зарабатывать на хлеб себе и детям.

- Я же последние полгода перед операцией практически не работал, ухаживал за Альбиной. Когда ей вшили искусственную почку, я был сиделкой в больнице.
Cчастье видеть, что твой ребёнок здоров
Решение просить материальной помощи у людей возникло в тот момент, когда Альбине дали квоту на пересадку почки от донора в Астане. Мырзагали решил стать донором для своей дочки, а вот денег на перелёт в Астану и на проживание там в течение 1,5 месяцев у него не было. Теперь он не выбрасывает ни одного конверта с именами тех людей, кто передавал им деньги.

- Это из Каменской школы нам деньги принесли - дети и учителя собирали, кто сколько мог, - перечисляет глава семейства, перебирая бумаги. – Это из Зелёновского районного акимата принесли, это нам собрали учителя и ученики Перемётнинской школы. Наши ребята, перемётнинские таксисты, с которыми в детстве в одной школе учились, вместе на улице играли, тоже нам деньги домой принесли. Это визитка Жаннат Ермухановой, она работает в уральской нефтепромысловой фирме «Мега-призма». Когда мы уже в Астану собирались, она позвонила, сказала, что с девчатами из их фирмы собрали Альбинке деньги на дорогу. Приятные такие девчата, добрые.

Мырзагали сожалеет, что не знает имён всех тех, кто отправил деньги на «Киви-кошелёк» Альбины. Он безмерно благодарен всем тем, кто помог его дочке зажить новой жизнью.

- Раньше она к аппарату искусственной почки была привязана, как собачка к цепи, никуда выйти надолго не могла, - рассуждает отец. – Поедем в Уральск анализы сдать, бутылки, системы с собой тащим. Иногда в больнице приходилось даже этот диализ вливать – время подошло, никуда не денешься. Врачи этой процедуры даже пугались, а Альбине по 4 раза в день её делать приходилось. Всех-всех людей благодарю, кто нам помог, кого видел, с кем только по телефону общался. Такое счастье видеть, что твой ребёнок здоров. Люди как будто мне самому новую жизнь подарили.


Где моя трубка?
Мырзагали рассказывает, что хотел бы встретиться и лично поблагодарить одного из своих добровольных помощников, который очень много сделал для них с Альбиной, - это астанчанин по имени Алишер.

- Алишер позвонил нам на второй день после выхода статьи, предложил помочь сделать квоту на операцию в Астане, сказал, что оплатит самолёт и проживание, - вспоминает глава Дюсембеевского семейства.- Я объяснил, что квота у нас уже есть, а на дорогу люди собрали нам за два дня всю необходимую сумму. Он сказал: «Как приедешь в Астану, звони. Помогу снять квартиру».

Но Мырзагали, прилетев в Астану вечером, позвонил другой астанчанке – Гульдане. Она несколько раз звонила Дюсембеевым перед вылетом из Уральска и предлагала их встретить.

Девушка отвезла их в больницу. Предложила пожить у неё в старой части Астаны. Но до утра Дюсембеевы решили остаться в хостеле больницы, чтобы встать в очередь на анализы.

- Утром нам позвонила ещё одна девушка – Самал, предложила комнату в своей квартире, но тоже в старой части Астаны, – рассказывает Мырзагали. - Это час езды от больницы.

И тогда он позвонил Алишеру. Тот сказал: «Не переживай. Никуда из больницы не двигайся. Сейчас приедет мой водитель и найдёт тебе квартиру».

- Квартиру нам нашли в доме в двух шагах от больницы, - отмечает Мырзагали Дюсембеев. – Алишер позвонил, сказал, что сам не сможет приехать. Спросил, не нужны ли нам продукты. Я ответил, что всё есть. В этой съёмной квартире я прожил полтора месяца, пока Альбину готовили к операции, оперировали, и ни копейки за неё не заплатил.

Мы в этой же квартире жили и после того, как второй раз приехали с Альбиной в Астану вынимать аппарат искусственной почки.

Возвращаясь к истории с Алишером, хочу отметить, что Мырзагали пытался с ним встретиться, чтобы поблагодарить. Но тот от встречи отказался.

- Сказал, что он не публичный человек, очень занятой, – рассказывает он. – «Твоя дочка выздоровела, и это самое главное. А Бог даст, ещё увидимся с тобой, - сказал, - может, на свадьбе у Альбинки». Я, когда мы улетали, коньяк ему купил, подписал от нас с Альбиной. Без его поддержки два месяца в Астане мы бы не смогли квартиру снимать.

- Снимать швы было больно? – переключаю я своё внимание на спокойно сидящую возле папы Альбину.

- Нет, ни капельки, - улыбается она. – Все катетеры под наркозом вынимали. Вот когда вшивали эту искусственную почку (в декабре 2015 года, - прим. ред.), было больно. Проколы без наркоза делали (девочка закрывает глаза от жутких воспоминаний).

– Я же в больнице после операции ещё почти две недели лежала. Уже там мне диализ через искусственную почку перестали вливать. Аппарат на время оставили, вдруг папина почка не приживётся. А потом уже полностью отключили. Мне непривычно это было какое-то время: где моя трубка?

- Теперь она по вечерам с девчатами на улицу может выйти погулять, в гости к родственникам сходить, – вступает в разговор заботливый отец. – Мы планировали поступать в медколледж. Только врачи в этом году запретили Альбине большие нагрузки. И среди большого количества людей ей нельзя находиться, чтобы какую-нибудь инфекцию не подхватить.
Не нужно бояться просить помощи
Кстати, ещё один астанчанин по имени Рустам, наоборот, сам лично хотел познакомиться с Мырзагали. Он позвонил Дюсембеевым в тот момент, когда они уже готовились к операции.

- Я ему откровенно рассказал, что денег нам хватает, квартира есть, - говорит Мырзагали. – А он ответил, что всё равно хочет нам денег дать, чтобы я свою баню достроил и билеты в парилку продавал, когда уже без одной почки буду. Приехал на джипе, дал мне 100 тысяч тенге, руку пожал и говорит: «Хотел вживую на человека посмотреть, который детям мать заменил, своё здоровье готов за них отдать. Уважаю, – сказал, - у меня самого тоже дети есть». Его секретарь Айжан уже после операции нам позвонила, сообщила, что они сами нам билеты в Уральск купят. Я им так благодарен был. После операции не знал, за что хвататься: самому нехорошо и возле Альбины хочется посидеть, поухаживать за ней. А тут ещё за билетами нужно ехать, заказывать. Они нам самые дорогие билеты купили, на рейс «Эйр Астаны». У меня до сих пор в голове не укладывается, что столько людей захотели Альбине помочь.

Сама Альбина при этом лишь счастливо улыбается.

- А мама звонила тебе, когда ты была в Астане? – спрашивает осторожно моя коллега про маму, которая уже много лет не живёт с семьёй девушки.

- Да, звонила, она молилась за меня, - просто отвечает наша героиня. – И сейчас приходит, помогает нам банки закрывать.

Кстати, огурцы-помидоры для этих самых банок вырастили братья Альбины Аскар и Алтынбек, пока отца с сестрёнкой два месяца не было дома. Они же вдвоём достроили баню, деньги на которую Дюсембеевым подарили несколько строительных фирм Уральска.

- Многие люди, которые нам помогали, просили, чтобы я не называл их имён, они не хотят быть узнанными, не афишируют свою доброту, – откровенно говорит он. – В Уральске одна женщина-предпринимательница сказала мне, что готова помогать Альбине в учёбе, снять для неё квартиру, когда та будет учиться. Она периодически звонит нам, узнаёт, как наше здоровье. Когда мы прилетели после операции, она с цветами встретила нас в аэропорту, после того, как сняли аппарат искусственной почки, возила нас на обед в ресторан. Своё имя она категорически запретила называть прессе, сказала, что делает всё от души.

Когда мы уже собираемся уезжать от Дюсембеевых, Альбина, немного смущаясь, говорит:

- Напишите: всем огромное спасибо. И ещё – не нужно бояться просить помощи, у нас очень много добрых людей.
Текст Людмила Калашникова, фото Рауль Упоров
Made on
Tilda