Это ж-ж-ж неспроста
Имеет ли мёд запах? Заглянув в медогонку Николая Шепеля, словно попадаешь на душистый луг: мёд пахнет, он пахнет травами, степными цветами, какой-то особой свежестью, которую даже не передать словами. Сам пчеловод этим запахом не может надышаться вот уже 22 года, столько времени он занимается разведением пчёл.
Николай Иванович Шепель рассказывает, что пчеловодством занимался ещё его прадед по отцовой линии, потом – дед, отцовские братья. - Мой отец пчёл не разводил, здоровье не позволяло, - говорит медовик. – Он после войны вернулся с серьёзными ранениями, часто болел. А за пчёлами нужен серьёзный уход – когда травы, деревья начинают цвести, ульи с пчёлами перевозить нужно с места на место, туда, где медоносы цветут. Пчёлы очень любят воду, их поить постоянно надо, поилки ставить – бочки с пенопластовыми мостиками. Опять же – каждые 10-15 дней мёд нужно откачивать, иначе пчёлы увидят, что у них мёду полно, роиться начнут – разделяться в улье на несколько семей. Не доглядишь, вовремя мёд не откачаешь – часть пчёл уже от тебя улетела.
«Мечтал о пчёлах с детства»
Николай Иванович вспоминает, что для них, ребятишек послевоенной поры, время, когда дед с дядьками качали мёд, было самым желанным.
- Привезут нас на пасеку, нальют мёду в чашки, и говорят – ешьте от пуза, – с улыбкой рассказывает он. – А мы и рады стараться – дома-то никаких сладостей нет, сахар не в каждой семье был, не то, что конфеты. Наедимся мёда, ещё и в бутылочки нам с собой дядьковы жёны нам нальют. Домой возвращаемся такие счастливые, что слов нет.
Когда Николай сам уже женился, стал подумывать о том, чтобы обзавестись собственной пасекой. Но…
- Работал я сначала водителем. Потом стал начальником автоколонны, - говорит мужчина. – Зарплата – 120 рублей. Узнавал по знакомым, как ульи купить, пчёл. Оказалось, всё это баснословных денег стоит. Понял, что не потяну. Забросил все мысли о пчеловодстве.
Когда в 1991 году грянул развал Союза, Николай Шепель остался без работы.
Пораскинув мозгами, они с женой решили заняться разведением нутрий.

- Я рукодельный был, нашёл у знакомых выкройки, стал мех нутрий выделывать, шапки шить, на рынке центральном мы их с женой продавали, – вспоминает мужчина.
Однажды на рынке (это был 1995 год) к Шепелю подошёл покупатель, выбрал шапку. Познакомились, разговорились. Оказалось, тот занимается разведением пчёл. Когда узнал, что Николай Иванович давно мечтает о пчеловодстве, дал ему контакты человека, кто бы мог продать ему пчёл.
Евгений Андреевич Чапурин – так звали этого человека, принял Шепеля радушно. Предложил ему поначалу понаблюдать, как он сам обходится с насекомыми, помочь ему, а потом уже купить у него три улья с пчелиными роями.
С пчёлами Евгений Чапурин вёл себя смело: подойдёт, чуть дымнёт из кумганчика, те вылетят из улья, он начинает рамки с сотами вынимать. Несёт их к медогонке – мёд с них выкачивать. И ни одна пчела его не кусает.

- В одном улье могут жить до 60 тысяч пчёл – это 6 килограммов жужжащей массы. За 10 дней в один улей пчёлы могут принести от 5 до 16 килограммов мёда. За лето из одного улья пчеловод качает около 60 килограммов мёда.
« Пчела зазря не покусает »
- Посмотрел я на это одну неделю, другую, поехал к плотнику, заказал три улья, взял у Андреевича пчёл, привёз к себе домой, поставил под вишни, сам - довольный до соплей, - со смехом вспоминает Николай Шепель. – День прошёл, решил своих пчёлок подкормить сладкой водой. Только руки в первый улей сунул, холстик открыл, пчёлы мои повылазили, на меня стали смотреть, а я – на них. Потом вылетели оттуда, и всем роем на меня накинулись. Как начали меня кусать, я от боли ошалел, в дом побежал. Забежал, весь пчёлами облепленный. Сноха с грудным внуком на руках от страха кричать начала: «Зачем вы пчёл в дом тащите!» Я опять – на улицу. Сам не помню, сколько метался. Только пчёлы меня наконец в покое оставили.
Весь опухший от укусов, начинающий пчеловод поехал к своему учителю с единственной просьбой – забрать у него и ульи, и пчёл.

- Зашёл я к Чапурину и говорю: «Всё, закончилась моя карьера, забирайте пчёл», - улыбается своим воспоминаниям Николай Шепель. – А тот говорит: «Не горячись, Коля, расскажи, как ты с пчёлами управлялся? Пчёлы хозяина по дымку узнают: чуть дымнул, они знают, что это ты пришёл, чуть-чуть медку взять. А если кто без дыма лезет, значит, это медведь хочет их ограбить, весь мёд заграбастать».
Признался Николай Ивановичу учителю, что по горячности и спешке дымить в улей он не стал. Вместе с Чапуриным поехал он к себе домой. Развёл дымок, и пошёл к ульям. Ни одна пчела не укусила нового хозяина, когда тот проверял медовые рамки.
Неужели так, за 22 года, пчёлы его больше ни разу и не укусили?

- Такого и в сказке быть не может, чтобы пчёлы не кусались, - смеётся пчеловод Шепель. – Кусали, и не раз. Только я со временем понял, что просто так они на человека не нападают, причина должна быть. Когда ветер сильный и нектар трудно собирать, или в поилках воды нет, пчёлы злыми становятся, на хозяина кидаются. Ещё они очень не любят, когда от человека запах резкий – от одеколона, сигарет или спиртного. Того, кто «под мухой» к улью подойдёт, обязательно укусят.
В улье управляет большинство
Николай Иванович рассказывает, что сейчас у него 18 ульев. С ними он кочует от весны до осени по полям бывшего совхоза Пермский. К середине августа пчеловоды со своими пасеками сворачивают работу и возвращаются в тёплые дачи и гаражи.
- Пчёлы могут зимовать при температуре до минус 15 градусов. Главное, чтобы у них был достаточный запас мёда на зиму, – объясняет Николай Иванович. – Тот хозяин, кто заботится о своих пчёлах, все соты подчистую не вычищает, обязательно оставляет достаточное количество мёда для своих тружениц, а у жадного хозяина к весне пчёлы от голода даже сдохнуть могут.
То, что пчёлы – великие труженицы, Николай Иванович вынес из своего многолетнего опыта пчеловода.
- Едва только рассветает – это около 4 часов утра, пчёлы уже вылетают нектар собирать, - рассказывает он. – И целый день работают, пока солнце не сядет.

Мой собеседник отмечает, что работой в улье загружены все – от мала до велика.
Одни пчёлы чистят до плеска соты, куда будут заливать мёд или раскладывать личинки своего будущего потомства, другие раскладывают эти самые личинки по сотам, третьи – залепляют воском мёд и личинки, четвёртые – вентилируют воздух, чтобы личинкам в сотах не было душно.
Жизненный век пчёлки недолог – 30-40 дней, и, как отмечает Николай Иванович, за всё это время у неё нет ни секунды ни на сон, ни на отдых. Эта труженица даже погибает в воздухе – из-за измождения от постоянного движения.
Хорошо и вольготно в улье живут только матка и трутни. Первую пчёлы холят и лелеют, кормят отборным мёдом для того, чтобы она приносила крепкое потомство. Кстати, одна матка может прожить от 3 до 5 лет. У трутней жизнь тоже похожа на рай – всё лето они едят маточное молочко, отдыхают в своё удовольствие. Их пчёлы держат как производителей, они им тоже нужны крепкие и сильные.

- Прежде чем пчела начнёт собирать мёд, она должна изучить окрестности вокруг улья, подходы к нему, – рассказывает Николай Шепель. – 21 день она просто летает вокруг улья, присматривается к нему. Ошибаться ей нельзя. Если она случайно залетит в чужой улей, её просто убьют.

- В улье большинство правит меньшинством, – делится своим опытом наблюдения за насекомыми Николай Шепель. – Если матка постарела или заболела, пчёлы начинают роиться, как будто советоваться, а потом налетают на неё целой тучей и за лапки выкидывают её из улья. То же самое касается трутней: осенью, когда пчёлы уже заложили все личинки в соты, они максимально избавляются от трутней – потихоньку оттесняют их к выходу и потом выталкивают. Зимой мёд будет в дефиците. Вылупившиеся из личинок пчёлки должны дожить до весны 6-7 месяцев. И лишних ртов в улье быть не должно.
В этом мёде – сама свежесть лугов
Николай Иванович рад, что его дело нашло продолжателей в его семье – вместе с ним пчеловодством занимаются сын Александр и внук Жора.
- Жорка мой ещё трехлетним пацаном был, уже со мной на пасеку просился, нравилось ему за пчёлами наблюдать, - вспоминает пчеловод. - Я его отговаривал. Пугал, что пчёлы кусать будут. Но он настырный. Приедет со мной, шальная пчёлка его ужалит - он поплачет, а потом опять в ульи за мной лезет.
Уже на пасеке старший Шепель переодевается в плотный комбинезон, надевает на голову противомоскитную сетку и разводит в кумгане дымок.

Открыв ульи, он вынимает оттуда несколько рамок с пчелиными сотами.
Привычными движениями Николая Иванович начинает счищать с сот тонкий слой воска. Под ним золотится прозрачно-жёлтый мёд.
- Я вам сейчас одно чудо продемонстрирую, - предлагает пчеловод. – Подходите поближе к медогонке, подышите медовым запахом.
Когда Николай Иванович начинает раскручивать барабан с вставленными в него сотами, происходит, действительно, чудо. Из медогонки веет такими ароматами луговых трав, как будто в ней собрали сотни пахучих цветов и саму свежесть леса после росы.
Восхищению этому моменту нет предела!
- Разве это не чудо? – улыбается пчеловод. – Ради таких моментов, по-моему, и должен жить человек. Такая махонькая пчёлка, а такое сотворить может!

Пчеловод открывает краник, и из него тонкой струйкой начинает литься мёд.
- На рынке я не стою, весь мёд у меня раскупают постоянные клиенты - соседи и знакомые, - объясняет Николай Иванович, разливая его по ведёркам. – Несколько лет подряд меня приглашают на городские ярмарки, с удовольствием езжу на них. Берут мёд там плохо, но езжу ради удовольствия - общаюсь с людьми, свой товар показываю, у других смотрю.

Является ли пчеловодство доходным бизнесом?
- Больших денег я на мёде не зарабатываю, - откровенно говорит он. – Занимаюсь этим больше для души. Хотя, к пенсии это очень хорошее подспорье. Я смело могу купить себе в магазине кусок хорошей колбасы. Такое по нашим временам не все пенсионеры могут позволить. Спасибо за это моим пчёлкам.



Людмила КАЛАШНИКОВА
ФОТО Рауля УПОРОВА

Made on
Tilda