"Когда любишь,
все - счастье..."

Она - мама 11 детей, бабушка, у которой 18 внуков и 11 правнуков. Ей - 79 с хвостиком лет, в её глазах - блеск, как у молоденькой девчонки, на губах – задорная улыбка, а на руках – маникюр, которому позавидует любая модница. Евгения Григорьевна Утегенова – из той породы удивительных женщин, про которых говорят: над ней не властно время.
Едва впустив нас в свой дом, Евгения Григорьевна спешит поставить на плиту чайник. «В моём доме закон: гостя без чашки чаю не отпускают», - объясняет она нам на ходу. На диване она раскладывает десятки альбомов с чёрно-белыми и цветными фото – в них вся история её многочисленного семейства.

«В моём доме закон: гостя без чашки чаю
не отпускают»
- Муж мой Борис очень любил фотографировать, - рассказывает женщина (назвать её бабушкой язык просто не поворачивается). - Всех детишек с пелёнок сам снимал, потом плёнки проявлял, распечатывал. Вот это мы с ним вместе с нашим первенцем Колей, тогда Боря фотоаппарат настроил и мигом к нам прибежал, сидим тут втроём – обнялись. А это мы все вместе, мои детки – шесть девочек и 5 мальчиков: Коля, Родион, Рая, Валя, Света, Альжан, Женя, Сергей, Лена, Олег, Ирина. А это моя Раечка уже военная, вот тут - со своим мужем-генералом, он у неё при самом президенте в штабе служит. А это мои внуки-красавцы – Ермек, Алёша, оба высокие и тоже военные – один майор, а другой уже почти что генерал…
- Как в таком большом семействе вы смогли сохранить все эти альбомы? – интересуюсь я у хозяйки.

- Это всё мой муж, Боря, - отвечает она. – Он все альбомы берёг, все детские рисунки, грамоты из школы хранил. Когда дети уже взрослыми стали, к нам в гости приезжали, отец всегда вынимал их каракули, показывал, какие шедевры они нам на дни рождения рисовали, на 8 Марта, 23 февраля. Все вместе над этими рисунками хохотали... Два года не дожил мой Боря до «золотой свадьбы», 48 лет мы с ним вместе прожили…

Я засыпаю Евгению Григорьевну вопросами: как познакомились, как поженились они с Борисом Альжановичем, как решились родить такую кучу ребятишек?

- Ой, история у нас длинная, – загадочно улыбается она, разливая чай. – Мы же с Борисом убежали, чтобы пожениться. Родители мои - из уральских казачков, и отец не хотел, чтобы дочка замуж за парня-казаха выходила…


Родилась и выросла Евгения Макеева
в селе Большая Казанка. Мама её
– Валентина Парамоновна - работала
швеёй, а отец – Григорий Осипович
– директором местной школы.
Когда началась война, и отец ушёл на фронт, маленькой Женьке едва исполнилось шесть лет, её старшему братишке – восемь, а младшей сестрёнке было меньше одного года.

- Всю жизнь я с ужасом вспоминала те годы, - откровенно признаётся Евгения Григорьевна. – Хлебнули мы тогда с мамой горюшка. Голод был страшный. Хлеба не было, пшено давали чуть ли не по горсти на всю семью на день. Мама тогда в поле работала, а ещё им давали задание – вязать носки и варежки на фронт. Шерсть по домам на подводах возили, и мы эту шерсть с братом мыли, на печке сушили. А потом её мама руками пряла да вязала носки. Ни дня, ни ночи отдыха не знали. Как от голода и усталости тогда не умерли, сама до сих пор удивляюсь.
Чуть-чуть семья Макеевых вздохнула, когда с войны вернулся глава семейства. Вместе с детьми Григорий Осипович стал рыбачить на местной речке Айдын, жизнь стала посытнее и поспокойнее. В семье родились ещё двое ребятишек.

- Закончила 10 классов, пошла на бухгалтерские курсы, потом стала работать в книжном магазине, – вспоминает Евгения Григорьевна. – Читать любила до жути. Возьмёшь томик Чехова, пока читаешь - обхохочешься. Пушкина ещё любила – стихи, повести. Гоголь нравился…

Тогда-то в сельской библиотеке судьба и столкнула девчонку-книголюбку Макееву с таким же ярым любителем литературы – библиотекарем Борисом Утегеновым.


- Можно сказать, что нас свела любовь к книгам, - говорит она. – Борис был не просто библиотекарем, он организовывал литературные вечера, сам прекрасно читал стихи, пел песни под гармошку, играл на мандолине… Он – выходец из очень интеллигентной семьи, его отец, Альжан Утеген-улы Утегенов, в 50-е годы работал в Гурьеве секретарём райисполкома. Старший его брат Наурыз Альжанович дослужился до генерала КНБ, младший брат – Бари Альжанович – хирург-ортопед. Борис тоже мог бы стать большим человеком, но… был очень своевольным, шебутным. После школы не пошёл никуда учиться, а стал работать инкассатором в банке, потом – секретарём у судьи. Когда его отца перевели работать к нам, в Акжайыкский район, он.. устроился работать в библиотеку. И… я в него влюбилась.

Но отец Макеев ничего не хотел слышать о зяте-казахе, а мама Жени тайком благословила дочку и будущего зятя, и… они убежали в Чапаево.
ПОЧТИ ГОД МОЛОДОЖЁНЫ ЖИЛИ В СЕМЬЕ БРАТА МУЖА, ОН ПОМОГ ИМ РАСПИСАТЬСЯ, А ПОТОМ ЖЕНЯ И БОРИС УТЕГЕНОВЫ ВЕРНУЛИСЬ В НОВУЮ КАЗАНКУ.
- Я отлично лажу со всеми снохами и зятьями, они с первых дней называют меня мамой, - рассказывает Евгения Григорьевна. – В моём доме все они – желанные гости, сидят на почётных местах. Меня некоторые подруги ругают, говорят: «Почему твои снохи на кухне не суетятся, чай не разливают, ты сама всё делаешь». А мне нравится самой всех гостей чаем поить.
- Муж помогал вам растить детишек? – спрашиваю я свою героиню.

- Конечно, - отвечает она. – Если бы не помогал, я бы их столько не родила. Мы с ним никогда не делились: кто будет пелёнки стирать, кто кашу варить. Как наш первенец Коля родился, Борис сразу из библиотеки ушёл – водителем на противочумную станцию устроился, потому что там платили больше. Всю зарплату – 210 рублей – мне до копейки отдавал, и никогда не спросил, что я на эти деньги купила, во всём мне доверял. С детьми мог часами возиться, играть с ними, купать их. Помню, был такой момент: все чистые пелёнки у нас закончились, а стиранные ещё не высохли. И тут кто-то из детишек обмочился. Боря его голенького хвать – и себе сверху под майку сунул. Так и ходил два часа, своим телом сына грел, пока пелёнки не досохли. Всё вместе, всё дружно делали – детей на санях в ясли тащим, в школу волочём… И всё с шутками, со смехом.


Евгения Григорьевна приносит нам свою жилетку, на которой несколько дорогих для женщины наград.

- Это подвеска «Алтын алка», мне как многодетной матери вручили её в 2006 году, - рассказывает женщина. – А это ордена Материнской славы I, II и III степени, их мне вручали, когда у меня сначала было шестеро ребятишек, потом – 9, и последний, когда их у меня было уже 11. Шестикомнатный дом как многодетной семье нам совхоз дал ещё при Союзе. Когда дети выросли, разъехались, он совсем обветшал. За свой счёт мы с Борисом уже в Уральске дом покупали, чтобы поближе к детям перебраться.

Вот сейчас много говорят о том, что женщины мало рожают, а как им рожать, если от государства никакой помощи и поддержки нет?
- Я сама, и дети мои и на русском, и на казахском языке разговаривают, - говорит Евгения Утегенова. – Все переженились и замуж повыходили по любви – у нас теперь в зятьях и снохах и казахи, и русские, и татары. И веру я им не выбирала – сама в Бога верую, а они самостоятельно для себя решили: кто-то в мечеть сейчас ходит, кто-то – в церковь.

Сама Евгения Григорьевна 40 лет
проработала в совхозе бухгалтером.

- Ни дня на больничном не сидела, про болячки и не думала – детей растить нужно было, деньги зарабатывать, - объясняет она. – В декретном отпуске я тоже не засиживалась, три месяца ребёнку исполнится – и на работу выходила. Вот сейчас много говорят о том, что женщины мало рожают, а как им рожать, если от государства никакой помощи и поддержки нет?!. У нас при Союзе всем детям с трёх месяцев ясли предоставляли. Совхоз нам обязательно на неделю тушку барана выделял, за комуслуги мы платили всего 50 процентов от суммы. На Новый год сладости из совхоза нам мешками для детей давали – конфеты, печенье, яблоки. Как тогда государство помогало детей растить и сейчас – даже сравнить нельзя…
- В своей семье я поддерживаю и русские, и казахские традиции, - объясняет Евгения Григорьевна. – Когда Наурыз – обязательно Наурыз-коже готовлю, пеку блюдо баурсаков, бешбармак делаю, для аксакалов голову барана отвариваю. А когда Пасха – воооот такие большущие куличи пеку, яйца крашу. Мои дочки все с детства умеют - и лепёшки для бешбармака катать, и пироги с рыбой печь.
Вдруг, будто вспомнив то, о чём нельзя не рассказать, хозяйка дома предлагает:
- А давайте пойдём посмотрим нашу библиотеку.

В центре большой комнаты стоит огромный шкаф, набитый книгами сверху донизу.

- Вот тут у нас 30 томов Большой Советской энциклопедии, - проводит рукой по переплётам Евгения Григорьевна. – Это Боря в 1969 году выписал. Когда на почте мне квитанцию дали – заплатить за них 10 рублей, я домой в гневе прибежала. Кричу на него: «Ты зачем эти книги выписал? На 10 рублей я бы детям 12 килограммов сахара купила». А он мне отвечает: «Вот, у меня 10 рублей заначка есть, закалымил, возьми на книги». Другие мужики калымы на выпивку тратили, а он только на литературу, по почте всё выписывал. Тут у нас подписные издания Толстого, Горького, Салтыкова-Щедрина, Чехова. За Советскую энциклопедию позже нам люди предлагали даже корову отдать, только Боря не соглашался. «Эти книги - на вес золота», - говорил.

Хозяйка дома рассказывает, что за годы жизни Борис Альжанович так проштудировал все тома этой энциклопедии, что в любой момент, если у кого-то из детей возникал вопрос, мог сказать, на какой странице и в каком томе можно найти интересующую их информацию.

- У него была отличная память, высокий интеллект, он мог за несколько минут разгадать любой кроссворд, - говорит наша собеседница. – Когда водителем противочумки работал, часто учёных возил по фермам, по полям. В минуту отдыха те завсегда кроссворды разгадывали, и Боря у них первый советчик был. Все учёные всегда удивлялись, откуда у простого водителя такие знания.

И всех своих детей Борис Альжанович старался к книгам приобщить – выписывал и покупал им сказки народов мира, мифы Древней Греции, словари Ожегова и Даля.

Если любишь детей, с мужем всё ладно,
дети – это счастье.
- Мы детям с детства внушали, что нужно хорошо учиться, чтобы чего-то в жизни добиться, - рассказывает Евгения Михайловна. – Предупреждали, конечно, что учиться далеко послать их не можем, не потянем, но в Уральск все поступить должны. Так все наши девчонки и закончили городское медучилище. Ребята посмелее были, они у нас кто в России, кто в Алматы учился. Но… они и без большой поддержки сами в жизни многого добились, все в люди вышли, ни за кого мне сейчас не стыдно… Часто люди меня спрашивают: много детей в семье – это тяжело, наверное? Нет. Если любишь детей, с мужем всё ладно, дети – это счастье.

Часто люди меня спрашивают: много детей в семье – это тяжело, наверное? Нет. Если любишь детей, с мужем всё ладно, дети – это счастье.
Людмила Калашникова, Фото Рауля Упорова.
Made on
Tilda